Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Присяга врача XIX века в России - «Служить больному человеку».






И причины болезней нынешнего века, прежде всего, в том, что люди не живут в мире с собой, ближним, Богом?

– Да. Кроме того, причиной этих болезней является табак, за ним идут наркотики. Между ними – алкоголизация. Это универсальные факторы риска для сердечно-сосудистых, легочных, раковых заболеваний и сахарного диабета. Сюда надо добавить нездоровое питание, гиподинамию и стрессы. Но самыми агрессивными факторами все же являются табак, спиртные напитки низкого качества и наркотики. Вы знаете, что, по последним данным Всемирной организации здравоохранения, Россия стала мировым лидером по потреблению героина? 20 процентов приходится на нас! Ведь надо понять, что это за болезнь такая. Это социальная болезнь.

А если взять туберкулез? В этой области мы до сих пор топчемся на месте и никак не можем разрешить ситуацию. Поиск ответов на эти вопросы ясен.

– Духовное возрождение общества может помочь изменить эту ситуацию кардинально или только отчасти?

– Кардинально.




«Надо подражать нашим великим врачам, таким как врач-святитель Лука (Войно-Ясенецкий)»Беседа с академиком РАМН А.Г. ЧучалинымГлавное для врача – должное отношение к человеку, любовь к нему. Ни в коем случае нельзя больного рассматривать как товар и как источник наживы, а нужно служить ему. Это все было в России прежде, и врачи, когда принимали присягу, произносили слова: «Служить больному человеку». И одна из задач Общества православных врачей – возродить этот высокий уровень отношения к человеку.



.

Коммунисты + чекисты = враги народа.





Страшная история России,глазами очевидцев.



Ташкентский Университет открылся осенью 1920 года. Став профессором, Валентин Феликсович должен был еще больше и напряженнее трудиться каждый день, он тщательно готовился к лекциям, не считаясь со своим отдыхом и покоем. В это время другие люди (коммунисты-революционеры) превращали жизнь горожан в бессмысленный невыносимый кошмар.
В Ташкенте свирепствовали малярия, холера, сыпной тиф. Голод на Волге гнал в Туркестан массы голодающих. Они вповалку лежали на вокзале: оборванные, покрытые вшами. Идя на кафедру, профессор встречал телеги, груженые голыми трупами. Их везли из переполненного свыше всякой меры сыпнотифозного отделения. Больные и трупы лежали даже возле больничных ворот. Перед нескончаемым потоком страдальцев у врачей опускались руки. Власти же продолжали начатую в семнадцатом году резню, которой не было видно конца.
По всему Туркестану разыскивали и вылавливали тех, кто имел какое-нибудь отношение к прежнему строю: крупных и мелких чиновников царской администрации, депутатов Городской думы, офицеров. Для "бывших" не было оправданий. Их расстреливали без суда. Генерала, который проявил полное презрение к своим гонителям, застрелили в тюремной камере... через дверной глазок. В газетах писали об этом как о событии обыденном.


* * *

Летом 1921 г. о. Валентину пришлось публично выступить в суде. Проф. Ошанин вспоминает: "В Ташкент из Бухары привезли как-то партию раненых красноармейцев. Во время пути им делали перевязки в санитарном поезде. Но время было летнее и под повязками развились личинки мух... Раненых поместили в клинику профессора Ситковского. Рабочий день уже кончился, и врачи разошлись. Дежурный врач сделал две-три неотложные перевязки, а остальных раненых только подбинтовал и оставил для радикальной обработки до утра. Сразу же неизвестно откуда распространился слух, что врачи клиники занимаются вредительством, гноят раненых бойцов, у которых раны кишмя кишат червями".
Тогда во главе ЧК стоял латыш Петерс. Он имел в городе грозную репутацию человека неумолимо-жестокого и очень быстрого на вынесение приговоров с "высшей мерой". По его приказу тотчас были арестованы и заключены в тюрьму проф. П. П. Ситковский и все врачи его клиники. Были арестованы и два или три врача, служившие в Наркомздраве.
Петерс решил сделать суд показательным. Как и большинство латышей из ЧК, он скверно знал русский язык, но, несмотря на это, назначил себя общественным обвинителем. В этой роли произнес он не слишком грамотную, но зато "громовую" обвинительную речь. Были в ней и "белые охвостья", и "контрреволюция", и "явное предательство". Над обвиняемыми нависла угроза расстрела.

"Других выступлений я не помню, — пишет проф. Ошанин, — кроме выступления профессора Войно-Ясенецкого, который был вызван в числе других экспертов-хирургов... Он сразу бесстрашно напал на грозного Петерса, он буквально громил Петерса как круглого невежду, который берется судить о вещах, в которых ничего не понимает, как бессовестного демагога, требующего высшей меры для совершенно честных и добросовестных людей". Проф. С. А. Масумов вспоминает о суде следующее: 'Зал суда был полон. Больше всего тут было рабочих, но некоторое количество пропусков получили врачи города. По приказу Петерса профессора Ситковского из тюрьмы в зал суда доставила конная охрана. Профессор шел посредине улицы с заложенными за спину руками, а по сторонам цокали копытами конвойные с саблями наголо. Суд нужен был для "воспитательных" целей, чтобы лучше показать рабочему классу его врагов — прислужников мирового капитализма. Но великолепно задуманный и отрежиссированный спектакль пошел насмарку, когда председательствующий вызвал в качестве эксперта профессора Войно-Ясенецкого.

— Поп и профессор Ясенецкий-Войно, — обратился к о.Валентину Петерс, — считаете ли вы, что профессор Ситковский виновен в безобразиях, которые обнаружены в его клинике?
Вопрос касался первого пункта обвинения. Заведующему клиники вменялся в вину развал дисциплины среди больных и обслуживающего персонала. Раненые, лежащие в клинике, пьянствовали, дрались, водили в палаты блудниц, а врачи и медсестры этому якобы потворствовали.
— Гражданин общественный обвинитель, — последовал ответ эксперта Войно-Ясенецкого, — я прошу по тому же делу арестовать и меня. Ибо и в моей клинике царит такой же беспорядок, что и у профессора Ситковского.
— А вы не спешите, прийдет время и вас арестуем! — заорал Петерс.

В хирургических клиниках города, на самом деле творились страшные безобразия. Большинство раненых, лежавших в клиниках профессоров Ситковского, ВойноЯсенецкого и Боровского были красноармейцы. В огромных, превращенных в палаты маршировальных залах высшего кадетского корпуса разгулявшаяся на фронтах братва без просыпу пила самогон, курила махру, публично в палатах занималась развратом. Тут же рядом лежали тяжело раненые. Но на их мольбы о тишине и покое легко раненые не обращали никакого внимания. Однажды во время профессорского обхода ординатор Беньяминович доложила об очередной оргии в палате.

Валентин Феликсович приказал вызвать дебоширов к нему. Но едва он поднялся на второй этаж в свой кабинет, как снизу по лестнице целая орава пьяных красноармейцев полезла "бить попа". Доктор Беньяминович успела запереться в операционной, а профессора избили. Били жестоко, пинали ногами и костылями. После этих побоев заведующий клиникой на несколько дней был прикован к постели. Сидящие в зале врачи хорошо знали эту историю, знали и о других бесчинствах красноармейцев в госпиталях. Беспорядок в клинике Ситковского, который расписывал в своей речи Петерс, никого не удивил: как и Войно-Ясенецкий, профессор Ситковский просто физически не мог справиться с буйными пациентами.

Второй вопрос общественного обвинителя касался случая с "червями". Войно-Ясенецкий обстоятельно объяснил суду, что никаких червей под повязками у красноармейцев не было, а были личинки мух. Хирурги не боятся таких случаев и не торопятся очистить раны от личинок, так как давно замечено, что личинки действуют на заживление ран благотворно. Английские медики даже применяли личинок в качестве своеобразных стимуляторов заживления. Опытный лектор, Валентин Феликсович так внятно и убедительно растолковал суть дела, что рабочая часть зала одобрительно загудела.

— Какие еще там личинки... Откуда вы все это знаете? — рассердился Петерс.
— Да будет известно гражданину общественному обвинителю, — с достоинством ответил Войно-Ясенецкий, — что я окончил не двухлетнюю советскую фельдшерскую школу, а медицинский факультет Университета святого Владимира в Киеве. В зале аплодировали.

Последний ответ окончательно вывел из себя всесильного чекиста. Высокое положение представителя власти требовало, чтобы дерзкий эксперт был немедленно изничтожен, унижен, раздавлен.
— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете? — продолжал Петерс.
На самом деле святой Патриарх-исповедник Тихон узнав о том, что профессор Войно-Ясенецкий принял священный сан, благословил ему продолжать заниматься хирургией. Отец Валентин не стал ничего объяснять Петерсу, а ответил:
— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?
Зал встретил удачный ответ хохотом и аплодисментами. Все симпатии были теперь на стороне священника-хирурга. Ему аплодировали и рабочие, и врачи. Следующий вопрос по расчетам Петерса должен был изменить настроение рабочей аудитории:
— Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего Бога?
— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил. (Колокольчик председателя потонул в долго не смолкавшем хохоте всего зала) .

"Дело врачей" с треском провалилось. Однако, чтобы спасти престиж Петерса, "судьи" приговорили профессора Ситковского и его сотрудников к шестнадцати годам тюремного заключения. Эта явная несправедливость вызвала ропот в городе. Тогда чекисты вообще отменили решение "суда". Через месяц врачей стали днем отпускать из камеры в клинику на работу, а через два месяца и вовсе выпустили из тюрьмы. По общему мнению, спасла их от расстрела речь священника-хирурга Войно-Ясенецкого.
Много недель спустя в городе узнали, что в тот вечер, когда привезли обожженных красноармейцев, процессор Ситковский и не мог придти в клинику: его жена пыталась отравиться, и он ее спас.

Месяцев через пять после суда над проф. Ситковским очередная ревизионная комиссия приказала снять икону в операционной Городской больницы. Отец Валентин заявил, что не выйдет на работу, пока икону не вернут на место. И ушел домой. В конце 1921 года такой "саботаж" карался как самое тяжелое политическое преступление. Отцу Валентину грозил арест. Его друг М. И. Слоним обратился к председателю Среднеазиатского бюро ЦК РКПб Рудзутаку с ходатайством, говоря, что если будет арестован выдающийся хирург, ученый и педагог Войно-Ясенецкий, то ущерб от этого понесет прежде всего рабоче-крестьянская республика, ее медицина и наука. Рудзутак милостиво обещал пока профессора не арестовывать, пусть врачи сами найдут выход.

Отец Валентин ничего не знал о ходатайстве Слонима. Он бастовал уже несколько дней. Засылаемые к нему в качестве "разведчиков" хирурги сообщали, что главный врач все время работает за письменным столом, что-то пишет, что-то читает. Уговаривать его было бесполезно. По воспоминаниям проф. Ошанина, делегация из двух или трех врачей была направлена к Туркестанскому архиепископу. Владыка пообещал поговорить с о. Валентином, и на следующий день Войно-Ясенецкий вышел на работу.

Но главный врач долго протестовал против изъятия иконы. Он не явился в научное врачебное общество, где стоял его доклад. Когда же на следующем заседании отец Валентин, как всегда в рясе, взошел на кафедру, чтобы произнести доклад, то сначала сделал следующее заявление: "Приношу обществу извинение за то, что я не читал доклад в назначенный для меня день. Но случилось это не по моей вине. Это случилось по вине нашего комиссара здравоохранения Гельфгота, в которого вселился бес. Он учинил кощунство над иконой". В зале воцарилась гробовая тишина. Комиссар Гельфгот присутствовал на заседании. Но он, очевидно, побоялся скандала. Председатель научного Общества профессор М. А. Захарченко прошептал секретарю Общества доктору Л. В. Ошанину, чтобы тот ни в коем случае не заносил в протокол неуважительных слов о представителе власти.
Даже неверующие коллеги не могли не видеть высокой нравственности православного священника, будущего архиепископа. Бывшая медицинская сестра Ташкентской Городской больницы М. Г. Нежанская в семидесятых годах так говорила о нем: "В делах, требовавших нравственного решения, Валентин Феликсович вел себя так, будто вокруг никого не было. Он всегда стоял перед своей совестью один. И суд, которым он судил себя, был строже любого трибунала".



Collapse )


Из книги "Я полюбил страдание".
http://www.wco.ru/biblio/books/luka2/main.htm


.

Чем круче технологии,тем меньше доброты и сострадания?

Когда читаешь о жизни такого профессионала,как профессор Валентин Войно-Ясенецкий,то понимаешь,что в наше время катастрофически не хватает таких специалистов в любых областях,особенно в медицине.Материальный достаток и новейшие технологии убили в человеке его лучшие качества,такие как - сострадание и любовь к ближнему.



Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Профессор медицины и духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский. Лауреат Сталинской премии первой степени.



Доктор от Бога.



"С конца 1917 г. положение дел в Ташкенте стало резко ухудшаться. Дорожали продукты, базары были нищими, горничная Войно-Ясенецких простаивала в очередях с раннего утра до середины дня. Над больничным двором свистели пули. Стены корпусов, как оспой, покрылись пулевыми шрамами. Во время одной из таких перестрелок ранило в бедро операционную сестру Софию Сергеевну Белецкую. В другой раз пуля просвистела у самого уха главврача.

Профессор-антрополог Лев Васильевич Ошанин, три года работавший врачом в Ташкентской больнице под руководством Войно-Ясенецкого, с глубоким уважением относившийся к Валентину Феликсовичу, вспоминает в своей рукописи "Очерки по истории медицинской общественности в Ташкенте": "Время было тревожное. Нести суточные дежурства приходилось через двое-трое суток. В 1917 — 1920 годах в городе было темно. На улицах по ночам постоянно стреляли. Кто и зачем стрелял, мы не знали. Но раненых привозили в больницу. Я не хирург и, за исключением легких случаев, всегда вызывал Войно-Ясенецкого для решения вопроса, оставить ли больного под повязкой до утра или оперировать немедленно. В любой час ночи он немедленно одевался и шел по моему вызову. Иногда раненые поступали один за другим. Часто сразу же оперировались, так что ночь проходила без сна. Случалось, что Войно-Ясенецкого ночью вызывали на дом к больному, или в другую больницу на консультацию, или для неотложной операции. Он тотчас отправлялся в такие ночные, далеко не безопасные (так как грабежи были нередки) путешествия. Так же немедленно и безотказно шел Войно-Ясенецкий, когда его вызовешь в терапевтическое отделение на консультацию. Никогда не было на его лице выражения досады, недовольства, что его беспокоят по пустякам (с точки зрения опытного хирурга) . Наоборот, чувствовалась полная готовность помочь.

Я ни разу не видел его гневным, вспылившим или просто раздраженным. Он всегда говорил спокойно, негромко, неторопливо, глуховатым голосом, никогда его не повышая. Это не значит, что он был равнодушен, — многое его возмущало, но он никогда не выходил из себя, а свое негодование выражал тем же спокойным голосом".


*    *     *


Профессор Ошанин об аресте Войно-Ясенецкого рассказывал следующее:
"Главного врача арестовал вместе с его ближайшим учеником хирургом Р. А. Ротенбергом патруль из двух рабочих и двух матросов. Патрульных в хирургическое отделение привел служитель морга Андрей — пьяница и вор, которого Войно-Ясенецкий при всем своем долготерпении давно уже обещал выгнать с работы. Весть о том, что Валентина Феликсовича увели в железнодорожные мастерские, вызвала в больнице глубокое уныние. Мастерские имели страшную репутацию. Сама фраза "увести в железнодорожные мастерские" означала в те дни не что иное, как "расстрелять". Случилось все это рано утром, и до глубокой ночи никто о судьбе арестованных ничего не знал. Подробности сообщил вернувшийся в сопровождении двух вооруженных рабочих Ротенберг. В мастерских их посадили в каком-то довольно просторном помещении, где было много и других арестованных. Одна дверь вела в комнату, где заседала "чрезвычайная тройка". Дело решалось быстро. Обратно из судилища возвращались немногие. Большинство осужденных (на разбор каждой судьбы "судьи" тратили не больше трех минут) уводили через другую дверь — приговор приводили в исполнение немедленно.

     Два врача просидели перед роковой дверью больше полусуток. Все это время Войно-Ясенецкий оставался совершенно невозмутимым. На частые тревожные вопросы Ротенберга: "Почему нас не вызывают? Что это может означать? " Валентин Феликсович отвечал: "Вызовут, когда прийдет время, сидите спокойно". Поздно вечером через "зал смерти" проходил видный партиец, знавший главного врача в лицо. Он удивился, увидев тут знаменитого хирурга, расспросил, что произошло, и скрылся в комнате суда. Через десять минут врачам были вручены обратные пропуска в больницу. Партиец, который помог им, однако, не отпустил их одних. Обстановка в городе была слишком накалена: медиков мог застрелить любой встречный патруль, даже несмотря на печать "тройки".

     Весть, что арестованные вернулись, быстро облетела больницу. В дежурную комнату стали сбегаться врачи и сестры, каждый хотел собственными глазами убедиться, что доктор жив. Войно-Ясенецкий предупредил, однако, что он просит не только не допускать никаких оваций, но и вообще никаких эмоциональных всплесков. К обычному утреннему часу назначенный на операцию больной был подготовлен, обработан и доставлен в операционную. Все были на местах. Минута в минуту хирург встал к операционному столу и принялся действовать скальпелем так, как будто ничего не случилось”.



Collapse )


Из книги "Я полюбил страдание".
http://www.wco.ru/biblio/books/luka2/main.htm


.

Ученые обнаружили в растении универсальное противовоспалительное средство.





Известно, что экстракт корня гортензии способен излечить малярию. Но последние исследования показывают: он также уменьшает образование рубцовой ткани, лечит рассеянный склероз и даже тормозит развитие рака, передает Live Science.

Активный ингредиент экстракта - фебрифугин. Использование производного из него - галофугинона - дает большие "плюсы". Его исследовала Гарвардская школа стоматологии. Соединение активирует стрессовый путь, блокирующий выработку вредных иммунных клеток - Th17.

Данные клетки связаны со многими аутоиммунными расстройствами, включая воспалительные заболевания кишечника, ревматоидный артрит и псориаз. Теперь же было установлено, что галофугинон ограничивает активность ключевого энзима, сопряженного с включением стрессового пути, берет под контроль TH17 и прочие воспалительные клетки.

А вот Исследовательский институт Скриппса выяснил, как галофугинон привязывается к энзиму. Он цепляется за энзим и "двуручным захватом" блокирует его работу. Причем, само присоединение возможно благодаря аденозинтрифосфату - молекуле, необходимой для нормальной работы энзима.




http://www.meddaily.ru/article/15mar2013/galofugi



Гром не грянет,дурак не перекрестится.

"23.По гордости своей нечестивый преследует бедного: да уловятся они ухищрениями, которые сами вымышляют. 24.Ибо нечестивый хвалится похотью души своей; корыстолюбец ублажает себя."

Псалом 9.





26Во всякое время пути его гибельны; суды Твои далеки для него; на всех врагов своих он смотрит с пренебрежением; 27говорит в сердце своем: "не поколеблюсь; в род и род не приключится мне зла"; 28уста его полны проклятия, коварства и лжи; под языком - его мучение и пагуба; 29сидит в засаде за двором, в потаенных местах убивает невинного; глаза его подсматривают за бедным; 30подстерегает в потаенном месте, как лев в логовище; подстерегает в засаде, чтобы схватить бедного; хватает бедного, увлекая в сети свои; 31сгибается, прилегает,- и бедные падают в сильные когти его; 32говорит в сердце своем: "забыл Бог, закрыл лице Свое, не увидит никогда".

Псалом 9


1Не ревнуй злодеям, не завидуй делающим беззаконие, 2ибо они, как трава, скоро будут подкошены и, как зеленеющий злак, увянут.

7Покорись Господу и надейся на Него. Не ревнуй успевающему в пути своем, человеку лукавствующему.


10Еще немного, и не станет нечестивого; посмотришь на его место, и нет его.

12Нечестивый злоумышляет против праведника и скрежещет на него зубами своими: 13Господь же посмевается над ним, ибо видит, что приходит день его.

35Видел я нечестивца грозного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветвистому дереву; 36но он прошел, и вот нет его; ищу его и не нахожу. 37Наблюдай за непорочным и смотри на праведного, ибо будущность такого человека есть мир; 38

а беззаконники все истребятся; будущность нечестивых погибнет.



Псалом 36

Православие.ру

Аспирин и омега-3 - идеальная противовоспалительная смесь.





Комбинация рыбьего жира, богатого кислотой омега-3, и аспирина признана максимально эффективным решением в борьбе с артритом, пишет Zee News. Эти два компонента уменьшают воспаление, которое стоит не только за артритом, но за раком и болезнями сердца.

Об этом говорится в отчете в журнале Chemistry and Biology. Оказывается, аспирин инициирует выработку молекул резолвина. Резолвин же "выключает" воспалительную реакцию.

Как было доказано, резолвин D3, полученный с помощью кислоты омега-3, дольше присутствует в местах воспаления, чем резолвин D1 или резолвин D2, вырабатываемые без помощи кислоты, говорит доктор Чарльз Серхан из Женского госпиталя Бригама и Гарвардской медицинской школы.

Аспирин также способен инициировать выработку резолвина D3. Он изменяет воспалительный энзим, тем самым, не давая образовывать молекулам, стоящим за распространением воспаления. Это еще один механизм, останавливающий воспаление. Как показал эксперимент с грызунами, оба процесса подавления воспаления прекрасно работают. Также ученые нашли у человека рецептор, который активируется резолвином D3.


http://www.meddaily.ru/article/25feb2013/resolvin


.

Подорожник.





Подорожник способен держать метаболический синдром под контролем.



Волокна семян блошиного подорожника (псиллиума), как доказало исследование, предотвращают развитие метаболического синдрома, пишет "РБК" со ссылкой на публикацию в журнале Obesity.

Известно, что метаболический синдром представляет собой комплекс нарушений, включающих в себя сбои в чувствительности к инсулину, в углеводно-липидном обмене, ожирение, артериальную гипертензию.

Пол Сибли и Саймон Радавелли-Багатини из Технологического университета Кертин обратились к работам за 1980-2012 годы, посвященным волокнам псиллиума, дабы выяснить, как те отражаются на метаболическом синдроме.

Выяснилось, что волокна позитивно влияют на показатели сахара в крови, инсулиновый ответ, кровяное давление и липиды у животных и людей. Как правило, потребление волокон давало снижение аппетита.



http://meddaily.ru/article/15aug2012/podoroz




Подорожник старое лекарственное средство. Арабские и персидские врачи применяли его еще в X в. и очень ценили. Древняя греческая и римская медицина рекомендовала семена подорожника при дизентерии. Листья подорожника большого содержат флавоноиды, тритерпены, витамины А, С, К, моносахариды, пектиновые вещества, алкалоиды. Семена подорожника содержат слизь, гликозид аукубин, белковые и дубильные вещества, жирное масло.

В медицинской практике используют настой листьев подорожника большого как отхаркивающее средство, свежие листья — как ранозаживляющее средство, при ушибах, язвах, свищах; сок подорожника большого — при анацидных гастритах, энтероколитах, колитах. Из водного экстракта листьев этого вида вырабатывают препарат «Плантаглюцид», применяющийся при гастрите, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Отвар порошка из семян применяют при поносах, ахилии, катаре кишок и бациллярной и амебной дизентерии.


http://herbologia.ru/194.html
.

Лекарству более 2000 лет.





Голубая вечнозеленая гортензия-трава вечной жизни.



Более 2000 лет китайское народное средство использовалось для лечения симптомов малярии и лихорадки. Американские ученые решили выяснить на молекулярном уровне, в чем кроется секрет, пишет Sky News.

Речь идет об экстракте корня голубой вечнозеленой гортензии (Dichroa febrifuga Lour). Согласно исследованным свидетельствам, этот экстракт применяли уже в период династии Хань (206 до н.э. - 220 н.э.).

Впервые о целебных свойствах растения ученые заговорили в 2009 году. Тогда специалистов заинтересовал активный ингредиент - фебрифугинон. Его можно получить с помощью молекулы галофугинона в лабораторных условиях.

Данная молекула тормозит выработку проблемных иммунных клеток Th17, которые вызывают воспаление, атакуют здоровые клетки и вызывают лихорадку. В частности, это происходит за счет блокирования молекул транспортной РНК. Их задача - перенести аминокислоты к месту синтеза белка и собрать белок по частям в соответствии с ДНК-кодом, записанным в генах.

Что касается малярии, то галофугинон мешает протеканию аналогичных процессов, которые позволяют паразитам жить в крови человека, рассказывает Пол Шиммель, руководитель научной группы из Исследовательского института Скриппса. Галофугинон уже проверили на людях в рамках маленького испытания, посвященного лечению рака и мышечной дистрофии. Фармкомпании тоже присматриваются к галофугинону. Они надеются получить лекарство против ревматоидного артрита и воспалительного заболевания кишечника.



http://meddaily.ru/article/26dec2012/gortenz




Американские исследователи из Гарвардского университета заинтересовались экстрактом из корней дихрои противолихорадочной (Dichroa febrifuga), которая растет на территории Тибета и Непала. Это голубая вечнозеленая гортензия.

Из древних источников они узнали, что китайские врачи использовали этот экстракт на протяжении тысячелетий. А сегодня в основном применяется в традиционной китайской медицине для лечения малярии.
Иммунологи изучили биохимический механизм действия этого растительного экстракта. И оказалось, что действующее вещество экстракта – галофугинон – можно использовать ещё и при лечении аутоиммунных недугов.


Дальнейшие исследования показали, что галофугинон подавляет склеротизацию и рубцевание тканей, тормозит развитие рассеянного склероза и даже рака.

- Растительный экстракт в китайской медицине известен как Чаншань (Chang Shan), – рассказывает один из руководителей исследования Малколм Уитмэн (Malcolm Whitman). - Активный компонент экстракта – галофугинон активирует каскад биохимических реакций, он также известен как AAR – amino acid response, другими словами – аминокислотный ответ. Эти реакции в норме запускаются в ответ на недостаток в организме аминокислот – «строительного материала» для белков.
Кроме того, доктор Уитмэн напомнил, что умеренное
голодание способно продлевать жизнь. А галофугинон как раз активирует такой же универсальный клеточный механизм, что и голодание. Поэтому, возможно, он сможет замедлять процессы старения.



http://strangeworlds.at.ua/news/golubaja_vechnozelenaja_gortenzija_trava_vechnoj_zhizni/2012-02-23-3007

Это ж не Кремлёвская больница для царьков,можно и закрыть.Не так ли,Путин?



ЭТО ПУТИНСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.



Originally posted by elena_sem at



В В Московской области закрывают больницу




В Московской области, Озерском районе,с. Бояркино есть Бояркинская участковая больница, ОДНА на 20 населенных пунктов, в которой в данный момент содержится 14 палат с пожилыми людьми. Многие из них ветераны войны, заслуженные учителя, доктора.
Больница существует в селе Бояркино более 130 лет. Она располагается в 15 км от районного города Озеры, 150 км от Москвы
, в экологически-чистой зоне. Больница обслуживает население численностью 2000 человек из них 300 детей. Больница представляет из себя цельный двухэтажный корпус, ИМЕЮЩИЙ В СВОЕМ РАСПОРЯЖЕНИИ: ОТДЕЛЕНИЕ НА 50 КОЕК ПО УХОДУ ЗА ПРЕСТАРЕЛЫМИ ЛЮДЬМИ, НУЖДАЮЩИМИСЯ В ПОСТОЯННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, оно же оказывает услуги экстренного порядка до приезда бригады скорой помощи; амбулаторно-поликлиническую службу. Количество населения в поселении не сокращается, оно лишь качественно меняется - становится больше % пожилых людей и малых детей, которые чаще обращаются за мед.помощью, но при этом менее мобильны.
Однако, руководитель МУЗ "Озерская ЦРБ", недавно вступивший в должность Кирилов Михаил Николаевич доказывает на уровне администрации района, что содержание такой больницы не рентабельно и предлагают расформировать, т.е. вывести из состава больницы стационарное отделение.



ИЗ-ЗА ПУТИНСКИХ ЧИНОВНИКОВ - НЕЛЮДЕЙ, ПОЖИЛЫЕ ПАЦИЕНТЫ ЭТОЙ БОЛЬНИЦЫ, ПОЛОВИНА ИЗ КОТОРЫХ НЕ МОЖЕТ ХОДИТЬ, МОГУТ ОСТАТЬСЯ НА УЛИЦЕ. ТАКОВА РЕАЛЬНОСТЬ ПУТИНСКОГО ПРАВЛЕНИЯ.




http://www.facebook.com/photo.php?fbid=394286413989956&set=a.299523843466214.71394.100002258031839&type=1


 А ЭТО ПУТИНСКАЯ ПОКАЗУХА.